Гришаева сыграла в «Пяти вечерах» не хуже самой Гурченко

07.11.2016 adminGWP Культура

Фoтo: Гaлинa Фeсeнкo

В прoшлoм сeзoнe aктрисa ужe сыгрaлa вoзрaстную рoль — мaму в спeктaклe «Прo мoю мaму и прo мeня». В этoм — Тaмaру, тeтю, мeжду прoчим, в «Пяти вeчeрax».

Из дoсьe «МК»: «Пять вeчeрoв» Aлeксaндр Вoлoдин нaписaл в 1958 гoду. Пeрвaя пoстaнoвкa — в Лeнингрaдскoм БДТ — сoстoялaсь в 1959-м с умoпoмрaчитeльнoй пaрoй (Зинaидa Шaркo — Eфим Кoпeлян) в глaвныx рoляx. A вслeд зa нeй свoи «Пять вeчeрoв» прeдъявил и мoлoдoй «Сoврeмeнник» (с Oлeгoм Eфрeмoвым и Лилиeй Тoлмaчeвoй), нo aвтoру вeрсия «Сoврeмeнникa» нe пoнрaвились. Прaвдa, этo нe пoмeшaлo eму пoзжe oтдaвaть свoи пьeсы этoму тeaтру. В 1978-м Никитa Миxaлкoв экрaнизирoвaл «Пять вeчeрoв», сoздaв, мoжeт быть, лучшую из всex свoиx кaртин. А Людмила Гурченко создала образец роли Тамары, невольно обрекающий других актрис на невыгодное для них сравнение. К слову, именно Гурченко была и есть кумир Гришаевой.

Вопрос перед началом спектакля: а не устарела ли володинская пьеса сегодня? Ответ после: нет, сегодня она скорее представляется тем материалом, который теперь в дефиците. Здесь в фокусе не фрики какие-нибудь, не сериальные богатые, что в битве с жадными за наследство плачут. Наконец, не классические образы, извращенные до неузнаваемости режиссерскими поисками смыслов, которых нет. Здесь самые обычные люди, что как толкались в давке по утрам в городском транспорте в час пик еще в советское время, так и продолжают толкаться. Как честно работали, не ловчили, так и продолжают это делать за скромные бюджетные деньги. Интересно это? Безусловно, и время, и режим тут ни при чем: про человека написал удивительный драматург Володин, который был некрасив собой, а жизнь и любовь тонко чувствовал. Про что и написал в своих «Пяти вечерах». Вечерах поиска, потерь и счастливого обретения того самого, что нужно каждому из нас, — любви, тепла, жалости. Всего-то.

И вот «Пять вечеров» от областного ТЮЗа. Режиссер — Павел Сафонов, сокурсник Гришаевой еще по Щукинскому институту, — начинает спектакль с авторской ремарки, скорее кинематографической, чем театральной, что для своего времени было непривычно. «Смеркается. Вечерняя смена уже заступила. Снег все идет. Дворники засыпают песком ледяные дорожки, но дети и женщины снова их раскатывают». У Сафонова никакого песка — детская площадка с дворниками в черных телогрейках и ушанках, с лопатами. И снег, снег над их головами. Стихийная ремарка, не бытовая, задает атмосферу «Пяти вечерам»: в какие времена это происходит и где?

Детская площадка становится тут всем — квартирой Зои и подсобкой магазина, квартирами Тамары и инженера Тимофеева, привокзальным буфетом и телефонной станцией. Условность как главный прием у Сафонова во всем — месте действия, звуках хлопающих дверей. Но только не в игре актеров: тут психологическая школа демонстрируется ансамблево и даже радует открытиями.

Нонна Гришаева, известная как острохарактерная актриса, талантливая копиистка (с кого хочешь портрет спишет), пожалуй, впервые предстает в серьезной драматической роли (частично уже была заявлена в «Варшавской мелодии»). Внешний рисунок выдержан строго, как того требует роль одинокой женщины, нашедшей радость в труде и заботу в воспитании племянника. Ее Тамара — даже не синий, а серый чулок послевоенного времени: художник Мариус Яцовскис одел героиню во все настолько немаркое, что, кажется, и голосом она говорит бесцветным. А тут является ее первая любовь, неизвестно где и по каким причинам пропадавшая столько лет. Причину и автор точно не прописал, щедро оставив ситуацию на откуп режиссерской решительности. Однако спустя почти 60 лет со дня написания пьесы молодой режиссер не настаивает на уточнении причины — он настаивает на женской судьбе, которая в России при любом режиме если не трагична, то весьма печальна. Ее олицетворением и является Тамара в исполнении Нонны Гришаевой.

Наблюдая ее существование на сцене, невольно думаешь: наверное, она так долго смешила публику или умиляла ее миленькими ностальгическими образами, что публика ничего другого от Нонны и не ждет. Даже в такой роли, где ее обаяние обязательно проявится. Нет, нет и нет — сдержанный рисунок, который актриса железно держит. Но он наполнен множеством эмоций: первый испуг при встрече с прошлым, оценка своих возможностей в открывшихся обстоятельствах, страх и бессилие перед лицом возможных перемен, покорность судьбе, но — надежда и желание все вернуть и испить… Дистанцию между несчастливой и счастливой Гришаева проходит, ни разу не обнаружив прежнюю Гришаеву — витальную, игривую, кокетливую, смешную. И первая мысль при ее первом появлении на сцене — похожа ли она на Гурченко? — истаивает сама собой, как снег на детской площадке: она похожа на незнакомую нам Гришаеву.

Надо сказать, что положение примы царицынского театра никоим образом не нарушает актерского ансамбля «Пяти вечеров». Рядом с Гришаевой отлично работают три молодых актера: Анастасия Дворецкая в роли Зои (нагловатая блондинка из сферы торговли, пытающаяся сохранить остатки оскорбленного женского самолюбия), Илья Ильиных в роли Славы (обаятельный обалдуй, но с принципами) и Людмила Мунирова (Катя), актриса с редким отрицательным обаянием, но глаз от нее не оторвать. Словом, яркие индивидуальности, которые сумел рассмотреть и правильно подать режиссер. А вот необузданный темперамент, который демонстрирует исполнитель роли Ильина (Алексей Рыжков), не позволяет оценить его потенциал: видно, что мощный, но для володинской пьесы лишний.

Comments are currently closed.