И ты, Брук: Чеховский фестиваль остался без выдающегося режиссера

28.06.2017 adminGWP Культура

Фoтo: chekhovfest.ru

«Мaxaбxaрaтa» — нe прoстo книгa или сeрия книг, — гoвoрит Питeр Брук. — Этo грaндиoзнoe пoлoтнo, зaпeчaтлeвшee всe aспeкты чeлoвeчeскoгo сущeствoвaния. Здeсь мы нaxoдим oтвeты нa всe живoтрeпeщущиe вoпрoсы нaшeй жизни. Причeм, эти oтвeты звучaт сoврeмeннo и aктуaльнo. В тeчeниe многих тысяч лет «Махабхарата» помогала нам открыть глаза на то, что требует от нас действительность. Богатство языка этого неподвластного времени эпоса, удивительная история, положенная в основу сюжета, позволили нам вынести на сцену обстоятельства, относящиеся к далекому прошлому, и в то же время отражающие жестокие конфликты сегодняшнего дня».

В век технологий, которые все чащи вторгаются в театр, Брук работает как истинный минималист и достигает эффекта, который не снился его самым продвинутым коллегам. Ему достаточно свободного пространства, струящихся кусков ткани, барабана и свободного актера на сцене.

Как и теперь, Брук не смог приехать в Москву и в 2013 году, когда на XV фестивале NET показали «Волшебную флейту» Моцарта, поставленную им в том же театре «Буфф дю Нор». Тогда одну из ролей сыграл не актер, а художник, уроженец Мали Абду Уологем. Он — универсальный человек: создает декорации и костюмы, работает в кино, владеет техникой глиняных узоров по бамбуку, использует в своих творениях корни и кору деревьев, перья, другие природные материалы. Брук одержим идеей смешения культур. В «Поле битвы» у него заняты актеры из разных стран. Ему важен в большей степени процесс, чем результат. Брук продолжает экспериментировать и по-прежнему любит знаменитое «пустое пространство».

В 2012 году обозревателю «МК» удалось встретиться с Питером Бруком на 69-ом Венецианском кинофестивале, где он представлял свою картину «Солги мне», снятую в 1968 году и рассказывающую о вьетнамской войне. К выходу обновленной версии фильма издали увесистую книгу «Питер Брук и Вьетнам». Тогда же состоялась премьера полуторачасовой документальной ленты «На канате», снятой сыном Питера Брука — Саймоном. Брук-младший работал актером в Лондоне, менеджером европейского тура Пины Бауш в Париже, начал кинокарьеру в США на картинах Джима Джармуша и Филипа Кауфмана, занялся неигровым кино во Франции, снял даже картину о детях Кавказа.

Фильм «На канате» приоткрыл нам то, что обычно скрыто от зрителей — рабочие моменты, театральную алхимию Питера Брука. Когда-то он работал с гениями сцены Полом Скофилдом и Джоном Гилгудом. Теперь в его спектаклях участвуют актеры разных национальностей — из Японии, Великобритании, Мали, США, Палестины. С японцем Йоши Оида Брук работает с 1968 года, а индийская танцовщица Шантала Шивалингаппа, прежде чем попасть к Бруку, участвовала в спектаклях конного театра «Зингаро», сотрудничала с Морисом Бежаром и Пиной Бауш. В каждом он открывает что-то неведомое им самим, привлекает музыкантов, владеющих восточными инструментами, и даже баяниста.

В Венеции мне довелось расспросить Питера Брука об особенностях его работы: «Существуют тысячи методов взаимодействия с актерами. Самое главное – возможность поделиться опытом. Моему сыну Саймону удалось передать в фильме то, что одушевляет театр, делает его живым. Собственно, это то, к чему я стремился всю жизнь. Канат ведет от пустоты к законченной форме. Не все можно постичь при помощи сознания. Куда важнее в творчестве инстинкт и интуиция. Они способны определить скрытый порядок вещей. Когда работаешь с интернациональной труппой, легче уйти от штампов, свойственных актерам той или иной культуры, высвободить присущее им национальное начало. Условности уходят, и открывается прежде скрытые пласты. Собранные крупицы создают целостный образ. Театр позволяет познать суть того, что происходит вокруг нас и с нами».

Много лет назад Брук лично представлял в Москве свой «Вишневый сад» — одно из любимых его произведений в мировой драматургии. После возвращения из Венеции через продюсеров удалось отправить мэтру несколько вопросов о восприятии чеховского Фирса. Ответа не было в течение двух месяцев. Но видимо, мои настырные послания утомили адресатов, и пришел пришел лаконичный ответ: «Я думаю, что эти вопросы вы напрямую могли бы адресовать Фирсу. С наилучшими пожеланиями, Питер Брук».

Comments are currently closed.